Rambler's Top100

Книга

Возвращение Дрейка

   Дрейк старался никому не рассказывать о своем прошлом. Зачем? Тому, что Дрейк каким-то чудом вырвался из-под рушащихся зданий Стоункипа, вообще никто не верил. Его просто считали сиротой-найденышем, который придумывает о себе всякие смешные истории. А о том, что было потом, о подземных землях фэйри, гномов и эльфов, Дрейк односельчанам и вовсе не рассказывал. Он говорил об этом только со своими приятелями и всегда был готов обратить рассказ в шутку. И только дети, услышав раз эти рассказы, с искренним любопытством просили все новых и новых историй. Да и то, наверное, потому, что чувствовали, что Дрейк сам ненамного отличается от них возрастом и характером.
   Возвращение из Подземного Царства в мир людей было радостью. На первых порах. А потом… Прошло уже восемь лет, и иногда Дрейку казалось, что историю Стоункипа он выдумал сам, когда был ребенком или услышал от кого-то.
   Вот так он и жил, без особых радостей и горестей, помогая кузнецу Хоксу вести свое ремесло. Но где-то в глубине души у Дрейка жила печаль. Он тосковал по чудесным возможностям и нереализованным планам. Он понимал, что тихая и размеренная жизнь в деревне хороша только на время, что она не достойна души воина и скитальца.
   А потом произошла еще одна встреча с Террой, и маленький камешек, который теперь постоянно лежал у него в кармане, не давал ему покоя. Он казался напоминанием о каком-то другом мире, где все по-другому, где другие законы, другие отношения, другие боги. «Может я и сумасшедший», – думал Дрейк. – «И пусть моя голова лопнет, но я разберусь что к чему!»
   Дрейк очнулся от своих воспоминаний и огляделся. Дети разбежались по домам, а до ночного бдения в кузнице еще оставалось время. Дрейк отправился прогуляться.
   Вечер был тихий, а небо было затянуто облаками. У горизонта полоса облаков кончалась, и на фоне чистого неба сиял свет заходящего солнца. Облака в вечернем небе должны были быть темного, свинцового оттенка, и этот цвет там присутствовал, но только местами. Заходящее солнце подсвечивало облака снизу и, меняло серый цвет на красно-розовый. Поэтому казалось, что по небу текла река, волны которой были темны, а по волнам плыли бесчисленные лепестки красных цветов.
   Дрейк смотрел на небо и не мог понять, нравится ему сочетание серого и розового, или нет. Но его размышления были прерваны голосами:
   – Вот он!
   – Держи его!
   Дрейк обернулся. К нему бежали, пыля по дороге тяжелыми сапогами, рекрутеры князя Маркара. Их было двое. Тот, который был низенький и усатый, размахивал руками и что-то кричал. Что такое «Держи!» в устах рекрутеров и чем это грозит, понять было нетрудно. Вместо свободы – грязная казарма, муштра, сальные шуточки придурков-солдат, издевательства капрала, вши и, возможно, бесславная смерть в какой-нибудь боевой стычке. У Дрейка не оставалось ни секунды на размышления и он бросился бежать.
   Осознанно или неосознанно, но он выбрал направление, ведущее к Провалу Стоункипа. Тяжелые сапоги грохали за спиной. Но Дрейк бежал быстро, и преследователи начали отставать. Правда, они и не думали прекращать погоню. Они упорно преследовали ускользающий товар. Как волки, уверенные в том, что жертва никуда от них не уйдет, пыхтя, они держали след.
   Деревенские постройки скоро кончились, и Дрейк выбежал на пустошь. Трава с шорохом путалась под ногами, зеленые ветви кустов хлестали по куртке, но Дрейк не обращал на это внимание и все бежал вперед, хотя сердце бешено колотилось в груди, и дышать было тяжело. Дрейк на бегу сунул руку в карман и сжал маленький камушек Терры. Он сразу почувствовал, что бежать стало легче, как будто могущество богини земли пришло ему на помощь. Сзади что-то кричали, но он не слышал. Он внутренне прислушивался к тому ощущению легкости, которое неожиданно возникло в нем. Он как будто бы стал меньше весить. Шаги его стали не такими вымученными, и даже трава, казалось, не с такой силой цеплялась за обувь, мешая бежать. На мгновение у него пронеслась в голове мысль, что он мог бы бежать ПО ТРАВЕ, по ее стеблям, не прибивая их к земле. Это ощущение легкости было удивительным и значительным: Дрейк всем своим существом чувствовал, что это не просто ощущение. И проверить это он смог почти сразу. Впереди путь преградила широкая канава, которая была когда-то проложена через пустошь для отвода воды. В нормальных условиях он и не пытался бы перепрыгнуть ее, а тем более с таким запаленным дыханием. Канава действительно была широка. Но тут у него не было, в общем-то, выбора, и он прыгнул. Прыгнул изо всех сил, чтобы обязательно уцепиться за противоположный край и не скатиться вниз (в то, что он просто перепрыгнет это ров, он и не мечтал). Но, к своему удивлению, он перелетел через преграду и опустился на землю так, что канава осталась на несколько ярдов позади! Тут он понял, что может, по своему желанию, управлять своим весом. Вопли сзади «Стой!», «Все равно мы тебя поймаем!», «Остановись, а не то хуже будет!» уже не особенно его волновали. Он находился в точке поворота судьбы, хотя и не полностью осознавал это. Зато он попытался прочувствовать необычное и новое ощущение легкости, МАГИЧЕСКОЙ УПРАВЛЯЕМОСТИ своим телом и тот факт, что в его жизнь снова входит чудо.
   Когда он подбегал к краю пропасти, сердце на миг сжалось. Но уже другое чувство владело им – чувство возможности полета. Он еще раз на бегу попробовал, и у него получилось, чтобы тело плавно скользило над землей, совершая небывалый прыжок. А потом Провал оказался совсем близко, и у беглеца не осталось времени на размышление. Но он чувствовал, всей душой чувствовал, что это его Путь. Он не остановился у края обрыва, а с разбегу взлетел над пропастью и по пологой дуге начал падать вниз.
   Он успел заметить, что внизу все было затянуто туманом. И эта белесая пелена стремительно приближалась. Он отчаянным усилием воли старался замедлить падение, мысленно взывая к камешку, зажатому в кулаке, и ему показалось, что у него получается. На мгновение он увидел под собой крутые склоны крыш и стены с черными пятнами окон. И, несмотря на то, что падал он плавно, приземление на черепичную крышу было болезненным. Он не удержался и скатился вниз, к самому краю, но и на краю ему не удалось зацепиться. Ноги повисли в пустоте, а рукам не за что было ухватиться, тем более что в кулаке у него оставался камень Терры. Он съехал еще ниже, почувствовал животом край крыши и сорвался. И тут он понял, что падает медленно, плавно, как кусочек шерстяной пряжи, отпущенный на весу. И вот уже под ногами оказались камни мостовой.
   Пространство между домами было густо затянуто туманом, так что было даже трудно дышать. Контуры зданий едва угадывались, но в глубине души на мгновение пробудилась память детства, кольнув острой иголочкой: ведь здесь он вырос и эти стены видел многократно. Но осмотреться толком он не успел. Земля под ним начала осыпаться, оседать, и он почувствовал, что снова куда-то падает. Больно приложившись обо что-то твердое и острое, он огляделся и понял, что свалился в какой-то наклонный подземный ход, основу которого составляла лестница с каменными ступенями. Сверху продолжали сыпаться камни и песок, поэтому он, не мешкая, спустился-съехал по заваленным булыжниками ступеням и уткнулся ногами в металлическую дверь. Открыв ее, он буквально вывалился в подземелье, преследуемый лавиной камней. За дверью оказался коридор – мрачный, холодный и плохо освещенный. Только теперь Дрейк мог перевести дух и прийти в себя после столь головокружительного полета. В теле не осталось ни капли силы. Дрейк опустился на землю и впал в забытье…
   Когда он очнулся, то почувствовал, что лежит на влажной и сырой поверхности. Он открыл глаза. В полумраке он увидел соломинки и какие-то мелкие камушки, которые лежали перед его лицом. Дрейк повернулся и сел. Он находился в темной, едва освещенной галерее. Желто-коричневые стены были сложены из пористого камня. Невдалеке мерцал тусклым желтоватым светом светильник, но потолок коридора все равно тонул во мраке. Дрейк вздохнул и огляделся. То, на что он уже не надеялся, свершилось. Он снова был в Стоункипе! Он никогда не смог бы забыть эти коридоры с утрамбованным земляным полом, в который впечатывался мусор тысячами ног так, что пол стал похож на темный замшевый ковер. И этот едва уловимый запах затхлости и влаги, который висел в воздухе.
   Дрейк подошел к стене. Сквозь трещины между камнями проросли растения с бледными листьями. Дрейк осторожно потрогал полупрозрачные листочки и тонкие стебельки, которые вились по стене. Дрейк вспомнил, как часто они служили ему пищей в ТОТ раз, и как он удивился, отведав их однажды и поняв, что они не только съедобны, но и довольно вкусны: напоминали салат, который выращивали местные крестьяне.
   Дрейк поднялся на ноги и отряхнулся. Стоункип! Его Стоункип! Дрейк прошел вперед по подземному коридору, трогая рукой стену. Подземелья были огромны. Складывалось впечатление, что замок Стоункип на самом деле находился под землей, а на поверхности располагалась только небольшая его часть. Лабиринт коридоров занимал несколько уровней, поэтому, чтобы попасть на нужный этаж, надо было спускаться и подниматься по лестницам. Кое-где сохранились и подъемники для грузов. В подземельях было сухо, и дерево, из которого были сделаны подъемники, оставалось прочным. Дрейк знал, что некоторые шахты подъемников были кем-то превращены в ловушки.
   Коридоры соединяли между собой множество комнат и залов, и разобраться без карты в этом подземном мире было почти невозможно. Дело еще осложнялось тем, что в некоторых местах коридоры были перегорожены деревянными или металлическими дверями. Когда Дрейк был здесь в первый раз, он так и не смог найти ключи к некоторым из них. Но кто-то пользовался этими дверями, кто-то отпирал и запирал их, кто-то смазывал замки и петли. В подземельях шла своя, скрытая, таинственная жизнь. Кому-то, кто не хотел показываться на глаза, эти подземелья были все еще нужны. Возможно, это были трогги.
   Но теперь Дрейку надо было что-то делать. В прошлый раз ему помогала Терра, но тогда он был нужен ей, а сейчас он попал сюда по собственной инициативе, и на ее помощь рассчитывать не приходилось. Он решил действовать как в прошлый раз. Сначала обойти подземелье и поискать какое-нибудь оружие, потому что кроме кинжала у него с собой ничего не было – бегство с поверхности земли было слишком поспешным. Потом надо было выбираться в обжитые земли: в Земли Фэйри или в Кланхолл. Дрейк помнил, что путь туда не близкий. Уйти в другие земли можно было только через зал Водостоков Стоункипа, а если в нем снова скопилась вода, то идти придется по грудь в воде, рискуя нарваться на гигантских змей, которые, ко всему прочему, еще и прекрасно плавали.
   Дрейк двинулся вперед по подземной галерее. Временами он останавливался и прислушивался, но пока все было тихо. Дрейк вспоминал расположение коридоров и шел по памяти. В первую очередь, надо было найти старую оружейную, там должны были оставаться мечи и доспехи. Меч он обнаружил довольно быстро, такого добра здесь было много. Не самый лучший меч, но на первых порах сойдет. А вот с доспехами все никак не получалось. Дрейк нашел только старый кожаный доспех, но и тот не полный. Не было шлема и рукавиц. Но все-таки он стал чувствовать себя более защищенным. А потом ему несказанно повезло. Роясь в сундуках в одной их комнат, он обнаружил поистине удивительную вещь: лампу Афри. Такие артефакты встречались не часто, это была настоящая магия. Демон света Афри делал когда-то такие лампы для жителей подземного мира. Эта лампа могла гореть магическим огнем очень долго. Когда магия иссякала, лампу приносили в круг маны, чтобы зарядить магической энергией. Лампа Афри – очень древний артефакт. Дрейк на мгновение представил себе, как гномы с такими лампами прорубали первые галереи в толще земли. Еще не было Кланхолла, залитого огнями, не было чудесных садов фэйри. Подземные жители обитали тогда в полумраке. А теперь даже в заброшенном Стоункипе (заброшенном ли?) горят негаснущие светильники. Их желтоватый свет неярок, но это, все-таки, свет.
   Дрейк повернул бронзовый ободок на лампе, и она вспыхнула ровным голубоватым светом. В ней еще оставалось достаточно магической энергии. Дрейк погасил лампу и привязал ее к поясу. Лампа еще пригодится.
   Немного погодя Дрейк перешел на нижний уровень подземелий. Это был уровень Водостоков. Отсюда, открыв тяжелую металлическую дверь, можно было пуститься в путешествие по другим частям Подземного Царства. Дрейк шел по длинной галерее, которая впереди наполовину тонула во мраке, но какой-то звук заставил его остановиться. Впереди коридор изгибался, и нельзя было увидеть, что находится дальше. Дрейк прислушался. Звуки были такие, как будто кто-то ударял кончиками пальцев по деревянной дощечке. Потом звуки стихли, но Дрейк и так уже все понял. Он огляделся. Вдаль уходили каменные стены, кое-где освещенные неярким желтоватым светом. Коридор, которым он шел, не имел дверей, и спрятаться в какой-нибудь комнате было невозможно. Да и незнакомая комната в Стоункипе всегда могла таить в себе опасность. Бежать назад смысла не было, слишком далеко. Дрейк быстро скинул куртку и намотал ее на левую руку, потому что щит он так и не нашел. Куртка заменит щит. Вытащил меч. Доспех Дрейка составляли кожаный корсет-кираса и кожаные штаны. Невелика защита, но ничего другого не было. «У воина защита находится на кончике меча», – вспомнил он услышанную где-то фразу.
   Он был готов, когда муравей выбежал из-за поворота. Это был довольно крупный экземпляр, он доставал Дрейку до пояса. Муравьи чувствуют себя хозяевами Стоункипа и нападают на всякого, кто появляется в этих коридорах. Муравей стремительно бежал вперед, подняв голову. Его намерения не оставляли никаких сомнений. Дрейк выбросил вперед левую руку, и муравей, как он и ожидал, вцепился в куртку. Сильным ударом меча Дрейк снес насекомому голову.
   Но это было только начало. Следом уже бежали другие твари. Они ничего не боялись, и остановить их можно было только одним способом.
   Муравьев было подозрительно много. Видимо, они выскакивали из каких-то каменных нор, расположенных неподалеку. Жвала муравьев, блестящие, с коричневым оттенком, как будто откованные из стали, пощелкивали, и раздавался характерный звук. На этот сигнал сбегались другие сородичи.
   Если вы идете с мечом против собаки или, скажем, волка, у вас всегда есть шанс поразить противника – он заведомо слабее. Но здесь при ударе о голову муравья меч лишь издавал глухой звук и соскальзывал. Пробить такой толстый панцирь было практически невозможно. А муравей мотал головой и еще злее бросался в атаку. Оставалось одно: бить по ногам, рискуя получить укус.
    «Не иначе, в каком-нибудь подземном зале у них муравейник», – подумал Дрейк, отбиваясь. Он даже представил себе эту огромную гору, изрытую ходами, в которых снуют тысячи этих созданий. Но потом он подумал, что муравьи эти, скорее всего, живут в каких-нибудь норах, как кроты.
   Дрейка уже укусили несколько раз, но он бешено рубил мечом по головам, по усикам-антеннам, по ногам напирающих насекомых… Уфф, наконец, со всей стаей было покончено. Дрейк швырнул камень вслед последнему раненому убегающему муравью и перевел дух. Потом он осторожно прошел вперед. За поворотом коридор образовывал ответвление, и второй ход вел в темноту. Идеальное место для засады, для обиталища разных созданий вроде муравьев. Но внимание Дрейка сразу привлекла деревянная дверь в стене. Дрейк прекрасно понимал, что может скрываться за такой дверью. Или комната с тайниками, в которых могли сохраниться сокровища, или сумасшедший шарг с мечом и луком, или семейство трехрогих змей.
   Поэтому Дрейк сначала успокоил дыхание, вытер потную ладонь о штаны, обхватил покрепче рукоятку меча, а потом подошел к двери и ударом ноги распахнул ее. Как он и предполагал, за дверью прятался шарг. Он был в кожаном шлеме и зеленых кожаных доспехах. По всему было видно, что он прислушивался к тому, что происходило в коридоре и, наверное, даже пытался подсматривать сквозь щелки в двери. Но он сразу же отскочил вглубь комнаты.
   – Не тронь Скуза! Скуз будет защищаться! – заверещал он злобным пронзительным голосом, размахивая перед собой коротеньким мечом. Меч он держал перед собой двумя руками, а острие меча было направлено прямо Дрейку в живот. Шарг ни секунды не стоял на месте, делая маленькие шажки то вправо, то влево, поэтому в полумраке комнаты за ним было очень трудно уследить. Только поблескивало лезвие меча, заточенного, видимо, до состояния бритвы. На маленьком морщинистом личике шарга застыли выражения страха, злобы и обиды одновременно.
   – Скуз! – Дрейк рассмеялся и опустил оружие.
   Шарг сначала остановился, а потом сделал шаг назад, не сводя с Дрейка напряженного взгляда. Он внимательно вгляделся в лицо противника.
   – Дрейк?.. – едва слышно произнес он.
   Дрейк кивнул.
   – Ты помнишь меня? – спросил он.
   Шарг опустил свой клинок. Несколько мгновений он стоял неподвижно, потом его маленькое сморщенное личико сморщилось еще больше, задрожало, и он заплакал.
   – Скуз спрятался от муравьев, – рассказывал он некоторое время спустя. – Скуз долго сидел один. Скуз хочет есть.
   – У меня ничего нет, – вздохнул Дрейк.
   – Скуз знает, где еда. Идем.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100