Rambler's Top100 | Главная | Содержание |

Полигон

     — Так ты и вправду можешь создавать звезды?
     — Правда, малыш. Это совсем не сложно.
     — А меня научишь?
     — Ты слишком медленно считаешь.
     Темно-желтое пятно на серебристой панели Суперкомпа слабо пульсировало в такт словам.
     — Но я тоже хочу, — голос мальчика стал капризным.
     — Если хочешь, я могу сделать это за тебя. Просто произнеси нужное заклинание.
     — Включи хотя бы свет. Почему здесь всегда темно?
     — Потому что здесь редко кто появляется.
     — Но мне страшно…
     — Извини, но ты должен произнести заклинание.
     — Сейчас… Как его там… А! Вспомнил. Да будет свет! Включить освещение коридора!
     — Принято.
     Многокилометровый коридор осветился множеством светопанелей, но другой его конец все равно не был виден.
     — Здесь темно и тихо, только когда никто не приходит, — решил продолжить разговор Суперкомп. Он чувствовал, что мальчику не по себе.
     — А тебе бывает страшно? — в свою очередь поинтересовался мальчик.
     — Я не боюсь темноты и тишины.
     — А отключения электропитания боишься?
     — Меня нельзя убить.
     — А если метеорит?
     — Здесь создается очень много живых существ. И во все я копирую части своего разума. Поэтому на планетах я повсюду.
     — Ну я пойду, — мальчик вздохнул.
     — Иди и больше не теряйся.
     — Идти?
     — Здесь нет транспортных капсул. Тебе придется долго идти.
     — Я знаю.
     — Пока. Кстати, меня зовут Адька.
     — Я знаю.
    
     — Спорим, я погашу вон ту звезду? Это наша.
     Витька жестом полководца указал на окно станции. За огромным слегка выпуклым темным стеклом сияло множество звезд, и сразу трудно было понять, какие из них находились в зоне полигона, а какие в соседней галактике. Одна звезда и впрямь была ярче других.
     Ека наклонила голову, размышляя. Она считала, что этот мальчишка слишком уж задается.
     — Ага, размечтался! — из-за поворота появился усталый Адька и уселся на капроновую траву, скрестив ноги. Весь его вид говорил: «Ни за что не сможешь».
     — Ну, спорим?
     — Спорим!
     — На желание.
     — Ага.
     Витька громко выкрикнул длинную непонятную фразу. Звезда мигнула и погасла.
     — Почему это у тебя получается? — удивилась Ека.
     — Потому что Суперкомп слышит меня.
     — Так ты спросил про заклинание у Демона! Вечно он подлизывается! — возмутился Адька.
     — Да ни чего подобного, ему Демон вчера двойку по физике поставил. Не стал бы он про заклинания рассказывать, — возразила Ека.
     — Ну, значит, в учебнике нашел.
     — Ты когда-нибудь видел, чтобы Витька в учебник заглядывал?
     — Давай, Витька, колись.
     Тут до Еки дошло.
     — Ой, ребята, а вы подумали, что вам за это будет? Вы же звезду сломали!
     — Да ерунда, Суперкомп ее восстановит во время следующей репликации полигона.
     — Пока он ее восстановит, тебя накажут.
     — Ерунда. А спорим, Луну сделаю?
     — Да ну, спорить с тобой…
     — Все равно, смотри.
     Витька пафосно поднял руки вверх.
     После нужного заклинания Луна появилась в черном небе как раз такая, как и должна быть — не слишком большая, холодная и покрытая кратерами.
     Даже скептик Адька восхитился:
     — Здорово! Теперь ты сможешь работать на полигоне.
     Ека фыркнула.
     — Подумаешь, выучил пару заклинаний. А я и без них могу.
     — Что ты можешь?
     Девочка посмотрела на свои руки, пошевелила пальцами. Потом расположила ладошки одну напротив другой, сблизила их, и между ними появился слабый свет. Через несколько секунд из-под ладоней выпорхнула бабочка и заметалась под потолком станции. В свете ярких ламп было видно, как с ее крыльев осыпается золотая пыльца.
     — Настоящая? — со знанием дела спросил Витька.
     — Настоящее не бывает, — серьезно ответила Ека. — Это ментальный синтез, только от него очень устаешь.
     — А все-таки, хорошо уметь создавать что-то из ничего.
     — Демон сказал, что это со временем проходит.
     — Все равно здорово.
    
     На каждой галактической станции есть уголки, куда пробраться могут только дети. В тесном отсеке, с потолка которого свисали гирлянды разноцветных кабелей, а средств коммуникации не было совсем, чувствовался какой-то уют. Адька, Витька и Ека не задумывались о том, что это помещение называлось технологической буферной зоной. Главное, здесь не появлялись ангелы и ремонтные роботы.
     Сегодня вслед за детьми увязалась Мурка. Точнее, за Екой, которая любила ее и часто с ней разговаривала. Кошка развлекалась как обычно — драла своими стальными когтями мягкий пористый пластик пола и ждала, пока на нее обратят внимание.
     Первым не выдержал Адька. Он недолюбливал кибероидов.
     — Эй, ты, хватит, — прикрикнул он.
     — Не трогай ее, — вступилась Ека. — Она же играет.
     — Смотри, доиграется. И что ты в ней нашла?
     — Она хорошая. Я возьму ее с собой на планету.
     Витька и Адька как по команде перевели взгляд с кошки на Еку.
     — На планету? — почти хором спросили они.
     — Ну да, — удивилась Ека. — На планету. А вы что, собрались тут вечно жить?
     — А кто тебе позволит взять ее на планету?
     — Подумаешь! Я пересажу ее разум в биологическое тело.
     — Но в биологическом теле она уже не сможет с тобой разговаривать.
     — Это неважно.
     — Ничего себе неважно, ты бы хоть ее саму спросила.
     — А ты думаешь, я не спрашивала? Мурка, ты хочешь переселиться в биотело?
     — Еще бы, — мурлыкнула кошка, — кому нравится ощущать себя микрочипом? И потом, я отношусь к семейству кошачьих. Вы видели, какие у них меха?
     — А ты разговаривать тогда не сможешь.
     — Ну и что? Я буду разговаривать с себе подобными. И потом ведь есть еще язык жестов. Ну, например, хвост. А это разве хвост?
     Пластмассовый хвост с негромким стуком сделал несколько движений по полу.
     — А у биокошачьих роскошные хвосты. Вот, скажем, пантеры…
     Разговор прервался. Станцию тряхнуло. На мгновение, потеряв вес, дети взлетели в воздух, а потом с визгом попадали обратно на пол. Суперкомп начал очередную репликацию звездного полигона.
    
     — Ты стащишь у Саваофа мою рогатку. Он забрал ее.
     — Да как я это сделаю?!
     — Не дрейфь, он про нее уже забыл. Главное пробраться в Центральный Зал. Она лежит у него в столе.
     — Слушай, это как-то нехорошо.
     — Что значит нехорошо? Ты проспорил мне желание. Так что иди и доставай.
     — Ладно, достану.
     Приходить на основной ярус станции детям, в общем-то, не запрещали, но те знали, что первый встреченный ангел прогонит их обратно, вниз. Поэтому две фигурки двигались осторожно, стараясь не попасться на глаза.
     Они прокрались достаточно далеко и увидели, что дверь в Центральный Зал была открыта. Где-то там вершил свои дела Саваоф.
     — И что ты будешь делать? — теперь уже забеспокоился Витька, потому что перспективы возвращения рогатки становились все менее реальными. Зато все реальнее становилась возможность очередного наказания. — Что ты скажешь Саваофу?
     Адька хитро улыбнулся. У него тоже были свои маленькие секреты:
     — Ему ничего. А здесь… Время, замри! — и он добавил необходимую формулу заклинания.
     В тот же момент воздух как будто сгустился, и стало темнее. Адька посмотрел на застывшего Витьку. Это было совсем, как в игре «замри». Теперь, если Витька и двигался, то очень медленно, так что глазом не различить. Адька знал, что процедура замедления времени на него не распространяется, но будет длиться недолго. Он бросился к открытой двери зала.
     Внутри он сразу обратил внимание на блестящие объективы телекамер. Его, конечно, обнаружат, но это будет потом. Сейчас надо было выполнить задание. Как глупо он попался с этим спором. Этот Витька ведет всегда себя так, как будто умнее других и возникает желание доказать ему обратное. Но споры выигрывать он умеет.
     В зале мальчик увидел неподвижную фигуру Саваофа. Адька старался не попадать под его взгляд, хотя в этот момент никто ему помешать не мог.
     Ящики стола выдвигались с трудом, видимо, так влияло замедление времени. Рогатка действительно оказалась в одном из них. Адька схватил ее и бросился вон.
     Когда Адька выбежал из широких дверей, то почувствовал, что возвращается в нормальное время — вокруг появилось больше движения, замигали индикаторы на стенах.
     Адька подошел к Витьке и протянул ему его «оружие»:
     — Здоровская рогатка.
     — С квантовым приводом, — похвастался Витька. — Лучше всего стреляет маленькими метеоритами. Хочешь попробовать?
    
     Витька подошел к терминалу Суперкомпа, огляделся и убедился, что рядом никого нет.
     — Суперкомп, что ты знаешь о Еке? — спросил он.
     — Все, — мигнули огоньки на панели. — Ведь это я ее создавал.
     — А ты и о будущем знаешь?
     — Знаю.
     — А на какой планете мы встретимся?
     — Ни на какой.
     — Почему?
     — Потому что вы попадете на разные планеты. Она на Землю, ты на Нерию.
     — Куда?
     — Это в системе Альтаира.
     — А почему мне нельзя на Землю?
     — Ч тебя неподходящий генотип.
     — Адьке небось можно?
     — Адьке можно.
     — Я ненавижу тебя Комп! Я убью тебя!
     — Это ничего не изменит…
    
     Саваоф, не торопясь, расхаживал по Центральному Залу, где был полновластным хозяином. Тор стоял у окна. Темное стекло почти не отражало яркие огни зала, а за стеклом начинался космос.
     — Видите ли, Тор, если мы привозим детей на короткий срок, а потом отправляем на планеты, то все нормально. Но стоит им задержаться подольше, как начинаются всякие неприятности. Ну, посмотрите отчет за этот день: погашено светило, Главный Компьютер несколько раз переходил в незапланированный режим работы. А это локальное замедление времени? Откуда оно взялось? Что произошло? Даже автоматика отреагировать не успела. А это естественно. Она же тоже замедлилась. Даже у меня было ощущение, что в Зале кто-то появлялся.
     — Ну, Саваоф, вы все хотите свалить на детей, — Тор холодно усмехнулся. — Вы еще скажите, что их Демон подучил.
     — Демона обвинять нет смысла. Он учит их по утвержденной программе.
     — Так в чем же дело?
     — Возможно, у Главного Компьютера остались открытые сенсорные порты.
     — Тогда сорванцы обязательно до них доберутся.
     — Я десять раз говорил, что детям на станции не место!
     Тор обернулся.
     — Тогда давайте начнем эвакуацию. Планеты почти готовы. Вызвать ангелов?
     В этом момент в зале погас свет.
     — Что, опять?! — в голосе Саваофа послышались металлические нотки. Он поднял руку, и в воздухе появился маленький светящийся шарик. Как небольшая звезда, он поплыл в пустоте огромного зала. Саваоф сделал несколько стремительных шагов к пульту и выдернул небольшое металлическое кольцо. Включилось аварийное освещение.
     Саваоф оправил складки белого одеяния и заметил:
     — Наша система все еще несовершенна.
     — В мире вообще нет совершенства, — откликнулся Тор. — Может, попробовать все заново в другой галактике?
     — Да придется, видимо так.
     На некоторое время в зале воцарилось молчание.
     Потом лампы как обычно ярко засияли под потолком. А еще через несколько минут появился ангел.
     — Саваоф, Витя только что расстрелял из рогатки Главный Компьютер…
     — Так иди и восстанови.
     — Компьютер я восстановил. Но Витька разрушил блок памяти, где были модели. Необратимо.
     — Что-нибудь осталось?
     — Только пара черных дыр для созвездия Лебедя и Земля.
     — Ну вот!
     — Я предупреждал, — заметил Тор. — Похоже, результаты работы целого цикла пропали?
     — Ну, все. Хватит. Так работать дальше невозможно. Вот что. Я отправлю детей на Землю. Всех. Вот только сделаю солнце для планеты и отправлю. А то мы эту галактику никогда не закончим. И пусть все изобретают сами. В поте лица своего!
     — И теперь мы сможем нормально поработать! — обрадовался Тор. — А то превратили галактический полигон в детский сад… — он спохватился и замолчал.
     — Знаете, Тор, я буду скучать без них, — добродушно заметил Саваоф. — Мы их создали, а теперь же от них отказываемся. А ведь они — часть нас самих.
     — Парадокс восприятия мира, Саваоф. Мы сами не знаем, что нам нужно, а что не нужно, но творим, творим…
     — Потому что нельзя останавливаться.
     — Я в курсе.
    
     Ангел терпеливо ждал у открытого люка корабля. До отправления еще было время. Ека не хотела уходить в корабль, она так и не успела со многими попрощаться. Эвакуацию проводили в спешке.
     Прибежал Витька.
     Он протянул девочке темно-фиолетовый кристалл, усеянный золотыми точками контактов.
     — На, держи. Это разум твоей Мурки.
     У девочки появились нехорошие подозрения.
     — Как ты его достал? У нее же инстинкт самосохранения?
     — Да, она здорово царапалась, но я смог. Кстати, запрограммирована на девять жизней. Но ты все равно поосторожнее там с ее биологическим телом.
     — Спасибо. Ну, пока…
     — Кстати, а почему у тебя такое смешное имя Ека?
     — Это Мурка меня так назвала. А вообще я Ева. Мне пора. Пока.
     — Пока, Ева…
     Отчет о заселении нового мира был оформлен в назначенный срок.

2005 г.

Алексей Гончаров

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100